Тетя. Инцест

Категория Секс истории

|

Дата 7 июня 2011

В гости тетя приглашала меня вместе с отцом – все-таки брат, родной, единственный и старший, но полетел я один. Это было время, когда поселить 22-х летнего племянника не в гостинице, а у себя дома было в порядке вещей, тем более всего на несколько дней. Она относилась в свои 42 года к тому типу женщин, которых всегда было принято называть правильными: семья, где она без мужа хранила устои, и, наверное, ни одна из ехидных соседок никогда не показала пальцем ей в след, воспитала сама сына и дочь, правда они оказались слишком далеки от ее устоев и принципов, работа, где ее как бухгалтера всегда и везде выставляли в пример, поощряли, как эталон порядочности и профессионализма… и эта красивая в молодости, а сейчас еще интересная, чуть полноватая леди так и была замкнута между детьми, работой и внуком.

Поэтому моему приезду она искренне обрадовалась чисто по-женски и матерински, вместе с внуком потащила показывать город, обед в красивом кафе-ресторане, совместное приготовление ужина и т.д. Дочь ожидалась к 2 ночи, сын жил отдельно, внук спал, уставший от такой беготни… на нее приятно было смотреть в полумраке зажженных мною свечей: красивое лицо классических и правильных форм, выразительный взгляд карих глаз, неглубокое декольте платья, подчеркивающее и манящее своим пуританством к груди наверное второго размера, подол платья лишь приоткрывающий чуть полноватые колени и бедра.

Представляете, что чувствует парень, оказавшись вдвоем с такою женщиной, пусть даже собственной тетей. Зная из рассказов детей, что у нее никого сейчас нет, хотя мужчины липнут как мухи. А она с женатыми ни-ни. Такого не мог понять ни ее сын, и если честно ни я.

И зная все это я вдруг понял, что хочу ее, хочу как безумный, и не могу сдержать мачо, который уже вовсю разрывает изнутри на мне брюки, особенно когда от общих разговоров мы постепенно перешли к темам интимным: какой ты уже взрослый, весь в деда, был такой же кареглазый статный брюнет… девушка, наверное, есть? Три?? и после паузы: точно в деда… полгорода… твой папаша второю половину…

Знаешь, что пришлось пережить бабушке, когда некоторые мужья собирали кампанию и приходили поговорить по душам? успеваешь со всеми? две из них замужем? они старше? и что тебя в них привлекает? конечно, честно… тебе хорошо с ними? и она в тридцать лет и в парке, и в подъезде, и в лифте, и в гостинице? ты считаешь что к 30-ти годам любая станет самкой? кончает от язычка? ты хочешь меня в краску вогнать? потому что воспитывала детей потому, что время другое.

Я сам возбудился до чертиков глядя как она краснеет, немного дрожит и так глубоко и учащенно дышит и старается на меня не смотреть. И как сейчас посмотрела, что дрожь теперь началась у меня. Я подсел рядом и, глядя в глаза выдаю: вы ведь очень красивы… когда видишь такие глаза, хочется в них утонуть. И нежно, нежно провожу рукою по ее волосам, и за затылок, чувствуя ее неподатливость, на себя, и через силу, губы в губы, такие изумительно полные и красивые, и слыша ее робкое нет, не надо, что же ты делаешь, разве можно такое, ее на себя крепко, шепча на ушко о том как прекрасна и как я хочу… и как тело ее становилось податливей, а губы ответили на поцелуй, да так как меня никто до этого не целовал… и все ее дрожащее и красивое тело к себе… и целую губы, шею, плечико, ушко… и змейку на платье вниз до конца, обнажив старомодный, но такой сексапильный на ней белый лифчик…и сняв его к черту – руку на грудь и сжал, что есть силы, почувствовав, как вздрогнула и застонала.

Она приподнялась быстро с дивана и скинула через голову платье, затем трусики, обнажив черный густой треугольник волос… и легким толчком ее на диван, разведя коленкой в сторону ее ноги… и прошептав глядя в глаза: как ты прекрасна…и опустившись быстро у нее между ног – в рот раскрасневшиеся половые губки, почувствовав ее запах и вкус, липкие капельки росы на ее лепестках, ее пульсирующий бугорок, который я стал ласкать язычком, быстро, быстро, затем клитор в рот и как леденец, только живой и родной и от того самый желанный…

И ее дикий крик, что же ты делаешь, нет, нет, не надо, я прошу тебя…а тело все дрожит, изгибается в жесткой хватке моих ладоней и наконец, наконец слышу стон. И те же слова, только совсем тихо – тихо: милый не надо, там же все мокро, я же не мылась с утра… я теперь язык в пещерку, положив руку на клитор и надавив на него, трахая одновременно языком вход во влагалище. И по полной программе, чувствуя как она сама движет в такт своей киской, а нектар потек вовсю по ее полным бедрам. А она левую руку мне в волосы, и рукой меня на себя… Ну, наконец то, милая тетушка… ты теперь точно моя и только моя. Не будешь стесняться меня? и разрешишь мне этой ночью творить с тобой все? во все твои чудных дырочки как я сам тебя захочу? и отрахаю так, как тебя до меня никто, никогда? ты ведь хочешь, хочешь меня? чтобы тебя твой племянник? а ты так лежала раздвинув в стороны ноги и он видел как ты потекла? а теперь запустить тебе во влагалище два своих пальца, и начать им вводить тебе на всю длину, чувствуя как стенки влагалища принимают, сжимают, ласкают… а затем ввести еще палец, чувствуя, что влезет и вся ладонь… а пульсирующий клитор в рот и пососать, и полизать, видя, что вот-вот кончит. Кончи малышка. И еще язычком быстро, стремительно и пальцами еще глубже имитируя ей мой напряженный член.

Кончила она бурно и страстно, от одного языка и движения рук, кончила и смутилась как невинная девочка. И не давая возможности ей, что то сказать, из плавок достаю агрегат, ее за затылок и на себя. И нежно и властно смотря ей в глаза приказать: поласкай… Видя как смутилась, но страсть взяла вверх, когда сначала робко, а затем так бесстыдно схватила, обнажила головку, и весь ствол без остатка в такой милый большой ее ротик… так что кругом пошла голова, когда та, что нянчила тебя в детстве, так стала отсасывать и ласкать, захватывая в рот его почти весь, так, что доставало до гланд. И я тоже не стал держать в себе стон, когда пеленой застелены от нее глаза – зачем себя сдерживать? вводя ей в ротик почти на всю длину члена? и видя как ей нравится? и мощный член во рту и сама ситуация в какую я втащил ее, соблазнил, а теперь ввожу ей и трахаю в такой милый ротик? и ей ведь нравится быть распутной, развратной. Отсасывать у племянника. Причмокивать и чувствовать член у гланд. Неужели так давно у этой красивой и гордой женщины не было никого? Кто бы только чуть-чуть нажал на нее, соблазнил, а дальше делал бы все, что хотел? Всаживая ей во все что можно и во все что нельзя.

И чувствуя, что вот-вот член может взорваться и выстрелить в рот, я страсти начал такое плести: ты умница теть… пососи моя прелесть… ты обалденная хуесоска… отсоси его… ты самая классная блядь на свете… у меня никто так не отсасывал обалденно… я хочу, чтоб ты отсосала и выпила все… а потом я тебя выебу так, что ты даже не представляешь… знаешь как приятно родную тетю в такой славный рот…

Она отсосала и выпила все. Потом закрыла руками лицо и сказала, чтоб шел в ванную первым. Она зашла туда сразу, как только я вышел. Слыша шум душа с ванной, я курил и чувствовал, как снова хочу ее тело. Дверь была не закрыта и когда я вошел, она машинально опустила ладошки на грудь, как девочка, первый раз попавшая в сильные мужские руки… я прямо в плавках залез к ней под душ и нежно, нежно прижал, почувствовав ее всю такую милую и родную и услышал, как она прошептала: что же мы с тобой наделали? и так посмотрела в глаза? ты меня презираешь? во блин! Что я только не шептал ей на ушко, доказывая, что она просто прелесть, что у мне никогда не было так прекрасно как с нею, что люблю, хочешь, останусь и буду жить по соседству? и каждый день будем с тобою, так как сегодня? я стану твоим, а ты только моя… представляешь, как хорошо будет нам вдвоем? и никто никогда не узнает…и целую чувствуя как она вся прижалась ко мне, как слезы идут по щекам, как мой мачо как кол затвердел и давит на нее с низ животика… а она как безумная мне отвечает… руками и трется о мой своей киской…

Ну такое не выдержит никто из мужчин. Повернул ее спинкой к себе и приказал упереться о стенку покрепче, сильно прогнулась, сама развела в сторону ножки и так подставила попку… такую полненькую и упругую… провел мачо по двум ее дырочкам и нагло спросил: ты в обе нравится прелесть? и она опустив голову еще ниже прошептала мне: да… и с размаха ввел до упора ей во влагалище. Это надо видеть и чувствовать: как она прогналась, стонала, кричала, сжимала стеночками влагалища мой агрегат, двигала попкой навстречу, чтоб достал ей до самого дна… и как кончала когда выстрелил в нее всем что скопилось… и как она опустилась после этого на колени или говоря проще просто сползла… и как я повернул ее лицом снова к себе и увидев как блестят у нее блеском блядства глаза приказал: оближи… и как она снова стала работать таким изумительным ртом уже без стеснения и притворства… и как я гладил рукою по ее волосам и шептал: подними его…

И подняла ведь… и снова его приняла… и снова я кончил… а потом мы лежали с ней в спальне и, прижавшись всем телом ко мне, она рассказывала о том, что скопилось в ней за многие эти годы: о муже который изменял… о любимом, но женатом мужчине, который 9 долгих лет обещал, а она верила и ждала… о том, что уже больше года(!) у нее не было никого… что не может переносить тех мужчин, которые подходили и без всяких прелюдий нагло предлагали: ну что пошли… и как она согласилась с одним на день рождении у подруги: он завел ее в туалет, достал своего, заставил взять в рот и почти сразу кончил, облил спермой все платье, развернулся и снова пошел за стол допивать, а она сидела в ванной, плакала и больше никогда не приходила на эти гулянки к подруге. И как я ей сразу понравился, но она никогда бы первой не начала, и о том что я бесстыдник, который может любую уговорить… попросила только об одном, чтобы мой отец и ее дети никогда не узнали об этом… Я дал слово и его сдержал.

Подарок нам сделала ее дочь: в это трудно поверить – она перезвонила и предупредила, что будет утром.

Тетя потом часто писала отцу приглашая в гости, интересуясь как я. Я не был больше у нее, хотя мы с ней увиделись потом еще раз. Но это другая история.