Моя первая женщина – моя мама

Категория Секс истории

|

Дата 28 октября 2011

Первой, самой женщиной в моей жизни была моя родная мать.

Мне тогда было 14 лет, маме около 40. Я второй и поздний ребенок в семье.

В тот года, когда это все случилось, родителе решили разойтись.

Отец вовсю изменял матери и даже не скрывал этого. В выходные он просто уходил из дома и возвращался уже под утро от чужих “тёток”

Мама сильно переживала, нервничала. Родители часто ссорились. Но отца было не остановить. И как-то раз мама во время ссоры крикнула ему… “Я тоже имею право на измену!”

На отец ответил, что ему все рано, изменяет мама ему или нет.

Ну и…

То, что произошло потом я помню до мельчайших деталей, помню каждую мелочь, каждую фразу. Это было настолько сильным потрясением, что сохранилось в памяти так, словно всё произошло вчера…

В общем, как-то раз я вернулся со школы пораньше. И сразу услышал из родительской спальни мамины стоны.

Тихонько подошел к двери (в общем-то я понимал, чем там занимается мама, т.к. самые азы знаний о сексе у меня уже были, в основном от друзей из двора) Я думал, что родители помирились, и решил просто немного посмотреть…

На родительской постели на маме лежал приятель отце дядя Костя!

Он был совершенно голый, как впрочем и мама (я всю жизнь называл ее Ма)

То что делал дядя Костя не оставляло сомнений – он трахал (тогда это на мальчишеском слэнге называлось “факал”) мою Ма. И, похоже, маме это очень нравилось. Она обнимала чужого дядьку, назвала его “милый”, просила “глубже, сильнее!”

Я был совершенно потрясен! Вид голой Ма (мне в щелку хорошо была видна ее голая широкая задница, голые ноги, которые она задрала высоко вверх и положила их на плечи этому мужчине) вызвал у меня мгновенную и естественную реакцию – эрекцию.

Но я не посмел онанировать (уже умел это делать и даже, признаться, любил – “дрочить”), очень испугался, что меня заметят. Это только в немецких фильмах подглядывающий спокойно дрочит за дверью…

Я удрал из квартиры со всех ног!

Но вечером не сдержался и рассказал маме.

(Я с ней всю жизнь был духовно ближе, чем с отцом, который был очень строг со мною.

Я знал, что он не хотел моего появления на свет, но мама утаила от него беременность до того времени, когда плод уже нельзя удалить, без вреда для организма женщины. И отец впервые в жизни поднял руку на Ма, влепил ей пощечину, назвал “хитрой сукой” и вообще у них семейная жизнь разладилась после моего появления на свет)

Мама выслушала мой рассказ и была потрясена не меньше моего!

Она густо покраснела, заплакала.

-Прости меня, дуру! Ты меня теперь будешь меня презирать, сына?

На что, естественно, ответил, что нет, что я очень люблю ее.

Мама обняла меня, стала гладить по голове.

И сильно при этом плакала, буквально рыдала.

Она рассказала, что все в ее жизни пошло кувырком после моего рождения. Вышла она за отца по большой любви, но у него – “кобеля проклятого” и до нее было полным-полно девок и после свадьбы он не образумился. Я знал, что это правда. Отец хранил вместе с семейным альбомом, альбом со своими “красавицами”, которые мне тогда казались совершеннейшими старыми тетками. Да при этом многие фотографии были с игривыми подписями, типа “Котику от Кошечки” и прочими сю-сю… Мама очень долго боролась с отцом, но тот ни в какую не давал выбросить этот, видимо, очень дорогой для него раритет. А характер у мамы был очень слабый (это я теперь, повзрослев, хорошо понимаю) Она была просто раздавлена железной волей мужа. Наверняка он и женился-то именно на маме потому, что она была самой безропотной из всех его подруг, терпела его гуляния на стороне.

Она мирилась и с альбомом и с выходками отца, отчаянно боролась за сохранение семьи до последнего. Защищала меня, когда отец хватался за ремень… Она была моим ангелом-хранителем, не было человека ближе ее. От мамы у меня всю жизнь не было тайн.

Я рассказывал ей всё)

Мы с мамой обнялись.

Мне было очень жалко ее, беззащитную и обманутую отцом…

-Ты долго за нами подглядывал днем? – спросила мама.

-Нет, – признался я, – я убежал. Но мне… понравилось. И у меня даже вот тут вот, – шепнул я маме на ушко, – стало твердо.

-Да ты что?! – изумилась Ма, – тебе понравилось подглядывать как мы с дядей Костей…?

-Да… – шептал я

-Ты уже знаешь о том, как мужчина любит женщину в постели?

-Знаю…

-Я нашла у тебя в письменном столе, когда искала бумагу для письма, колоду карт с голыми женщинами. Где ты их взял?

-Володя дал. Посмотреть.

-Посмотрел?

-Посмотрел…

-И тебе понравилось?

-Да.

-Тебе понравились обнаженные женщины?

-Да.

-А ты при этом, когда их разглядывал, ничего не делал себе ручкой вот здесь?

-Делал…

-Один раз?

-Нет, – признался я, пряча лицо на груди у мамы.

-Тебе было приятно, когда ты … делал это?

-Да, – я готов был сгореть от стыда!

-Они такие красивые, да?

-Да…

-Тебе понравились их ноги, груди, да?

-Понравились… Особенно две.

-Какие? Принеси карты, покажешь мне.

Я сбегал за колодой. Встал рядом с мамой. Она взяла колоду.

-Какие из них?

Я показал.

-У-у! Ну да, красивые. А вот эта, по-моему, на меня похожа?

Я посмотрел на картинку.

Мама критически разглядывала обнаженную красавицу.

-Только у меня грудь больше, мне кажется. Да?

-Да.

-Или одинаковые? Посмотри.

Мама распахнула халат. Она была без бюстгальтера. Вид ее обнаженных грудей возбудил меня до крайности! Мама заметила это. (В тот день я был одет, как и всегда в простые сатиновые трусы и спортивные, хлопчатобумажные штаны “трико”. Эта легкая одежда не могла скрыть напряжения моего органа)

-Ты что?! – возмутилась Ма, – ты же видишь меня в ванной, когда я купаюсь. Я тебя не стесняюсь.

-Я тоже не стесняюсь тебя, Ма.

-Мы же самые родные люди! Отец вот меня бросает, а ты – мой единственный и самый родной мужчина. И вдруг – на меня, на родную маму у тебя такое!…

Это был кошмар! Член торчал!

Мама прижала меня к себе, обняла и осторожно притронулась к оттопыренному месте.

-Ух, какой он у тебя! Твердый, сильный! Можно, я взгляну на него одним глазком?

Я наверное, покраснел, как рак! Что-то пробормотал…

Ма приспустила мою одежду…

Член торчал прямо перед ее глазами!

-Ого, какой он уже большой. А ведь когда-то эта пися была во-от такусеньким!

Мама показала пальцами, каким она помнит мою “писю”

-Можно, я его поглажу? Я хочу его погладить…

И принялась сначала тихо, а потом все сильнее водить ладонью по члену.

Я кончил моментально! На мамину грудь. Ударила тугая, густая струя…

Мне было так хорошо, так сладко!

Ма ничуть не смутилась.

-Это хорошо, это нормально. Мой мальчик стал взрослым мужчиной! А мужчина, если у него член напряжен, обязательно должен кончить, иначе потом у него будет болеть вот здесь.

Мама ткнула пальчиком куда-то под яички.

И предложила мне пройти в ванную, принять душ.

Я моментально улетел туда! Скинул с себя одежду и встал под струю теплой воды. Намылил себе промежность…

Тут в ванную вошла Ма.

-А можно я тоже приму душ? Ты мне всю грудь забрызгал!

Она уже была в очень хорошем настроении, улыбалась. Даже выглядела как-то моложе!

Она легко сняла халатик, трусы и встала рядом со мной, в ванную. Зажмурила глаза, встала под струю воды. Потом попросила у меня мыло и стала намыливать грудь…

При этом смотрела на меня.

Потом намылила живот, слегка присела, как это делают все женщины, развела ноги и намылила промежность.

Я уставился на островок курчавых волос внизу ее живота…

Мама увидела, как я внимательно смотрю на нее, рассмеялась и в шутку прикрикнула…

-Мойся, грязнуля!

Я торопливо принялся смывать с себя мыло, но мой член вновь встал!

Ма заметила это.

-Опять?! – в шутливом ужасе она отшатнулась от меня, – Ты же минуту назад кончил!

Я смутно начал понимать, что означает на ее языке “кончил”. На дворовом слэнге это называлось совершенно иначе! И вообще мои тогдашние понятия о сексе вообще и о взаимоотношении полов были примитивные и откровенно глупы

-А как называется эта штука у женщин, знаешь? – спросила Ма, указывая пальцем себе на низ живота.

Я страшно смутился! Потому как другого слова, кроме “пизда” не знал! Я хорошо понимал, что это – плохое, матерное слово и не посмел произнести его вслух!

Ма рассмеялась!

-Ну, как? Как? Скажи!

-Я не могу! Это нехорошее слово!

-Шепни мне его на ушко! Ну!

Она приблизилась ко мне и приобняла.

Мы стояли рядом абсолютно голые… Мамина грудь прижалась ко мне.

Ростом я уже тогда был немного выше Ма.

Я приник в мокрому маминому ушку и шепнул

-”Пизда”…

Ма засмеялась.

-И всё? Других названий не знаешь?

-Нет…

Мама тоже прижала свои губы к моему уху и прошептала…

-Это называется не “пизда”, а влагалище. А еще – вагина, или вульва. Но если ты хочешь называть мою вагину “пиздой”, я не обижусь. Только мне и только на ушко! Этим словом нельзя ругаться. Нельзя никого посылать “в пизду!” Ведь ты отсюда появился на свет. Обещай, что никого и никогда не будешь сюда посылать, в мою писю. Обещаешь?

Я был так взволнован услышанным, что смог только кивнуть.

А мама продолжала шептать…

-Но если мы с тобой вдвоем, ты можешь мне тихо-тихо шепнуть “пизда”, а еще лучше “я люблю твою пизду” Ты же любишь меня? Любишь мое тело? Мы с тобой одно целое, ты зародился во мне, внутри меня! А потом я тебя родила. И ты появился вот отсюда. Хочешь посмотреть и потрогать? Я же у тебя потрогала. Ты тоже можешь потрогать у меня.

Мама положила мою руку себе на холмик внизу живота.

-Только очень осторожно, будь нежен. Не надо делать резких движений. Запомнил?

Я опять лишь кивнул. И мои пальцы погрузились в самое сокровенное…

Я не помню, сколько это длилось.

Помню, что меня одолевало дикое желание. Член торчал, как кол!

А мама, закрыв глаза, буквально мурлыкала от удовольствия…

Потом она произнесла…

-Стоя это делать неудобно, пойдем в комнату, ляжем…

Мы быстренько смыли с себя остатки мыла и, не вытираясь, прошли в спальню.

Ма быстро свернула покрывало, убрала одеяло и легла.

-Ложись рядом… Если хочешь, можешь развернуться головой туда и рассматривать…

Нет, нет, не так! Ногами ко мне. Повернись на бочок. Я тоже буду разглядывать, как тут все устроено у родного сына, ладно?

Я повернулся, лёг на бок. Оказалось неудобно.

Мама сказала…

-Я тоже лягу на бок. И сделаю вот так, чтобы тебе всё было лучше видно.

Она приподняла ногу, как это делают миллионы женщин…

Я приблизился вплотную к ее “пизде”…

Мои пальцы жадно исследовали ее… проникли внутрь…

Я разглядывал нежно-розовую, блестящую от влаги вульву матери…

Впервые в жизни видел вблизи то, о чем только слышал…

Вдруг Ма сказала…

-Если хочешь, можешь поцеловать меня… там.

Я коснулся губами наружных губ, лизнул их языком…

Потом раздвинул их пальцами и погрузился в горячую, влажную нежность…

И в эту секунду с меня слетел всякий стыд.

Я понял, что разглядывать, целовать женщину ТУДА абсолютно естественно. Как, скажем, целовать в щеку.

И уже совершенно спокойно, если можно так сказать об этой удивительной ситуации, когда сын целует влагалище родной матери, продолжил свои ласки…

Мамины пальцы в это время гладили мой член, яички… Это было удивительно приятно!

Впервые (как много в тот вечер случилось впервые!) кто-то, кроме меня, прикасался к моим гениталиям…

И этот …

“кто-то” был самым родным человеком на свете. Мама…

Вдруг я ощутил какое-то тепло на головке и нежность…

Взглянув, я увидел, что она вобрала головку моего возбужденного члена в рот! Ее глаза были закрыты от удовольствия. Она сосала и ласкала мой член…

Я ощутил невероятное наслаждение! На миг отстранился от маминого тела…

Но мамина рука легла мне на голову и я почувствовал, как мама прижимает меня к своей “пизде”

“Она хочет, чтобы я целовал ее, не останавливаясь!” – догадался я.

И вновь припал губами к сочной, ароматной и такой родной вагине…

Мои поцелуи были, разумеется, неопытны…

Я просто целовал и лизал языком все подряд!

И по маминой реакции, по подрагиванию ее тела, я нашел Клитор.

Этот небольшой бугорок, прикосновение к которому заставляли маму стонать и урчать от удовольствия!

Я принялся лизать этот центр маминого удовольствия!

Мама вдруг выпустила член изо рта, не разжимая, впрочем, ладони при этом, и громко застонала…

-Да, мой хороший! Да! Лижи там! Еще! Еще! Потри его пальчиком… Нежно, нежно!

Я принялся с усилием поглаживать клитор.

Мама, казалось, задыхалась…

-Еще, еще! Пальчики, пальчики просунь в дырочку!

Я вставил внутрь влажной, эластичной дырки три пальца, не прекращая пальцем другой руки ласкать клитор.

Мама громко стонала, ахала…

-Давай, родной мой, давай! Войди в меня! Развернись, сына, развернись! Вставь туда… в мою пизду свой член! Я хочу тебя!

Я быстро соскочил, приподнялся, лег на маму, она широко развела ноги, ее руки оказались на моих ягодицах, мама нажала на них, я толкнул член…

И – свершилось Чудо! Член легко скользнул вперед и оказался внутри маминого тела…

Я прижался животом к теплому животику Ма…

Между нами уже не было преграды! Мы были единым целым!

Боже, как мне было хорошо в этот миг!

Я замер, охваченный небывалым чувством – я вошел в Женщину!

И то, что этой женщиной была моя родная мать придавала всем чувствам особую окраску!

Вот так всё и началось…

Мы с Ма стали необыкновенно близки с того дня.

Она терпеливо обучала меня премудростям любви, технике секса.

Мы осваивали с ней все новые и новые способы наслаждений.

Именно с мамой я впервые попробовал анальный секс.

Надо ли говорить, какие чувства я испытывал, проникая родной матери в прямую кишку?!

Она научила меня нежности, терпению, такту в минуты близости с женщиной.

Она отдавалась родному сыну со всей страстью, на которую способна любящая и любимая женщина.

Именно мама показала мне, как преображается женское тело в красивом эротическом белье…

До сих бережно храню один ее темный чулок (со швом!)

Я много читал из написанного на различных эротических литературных сайтах на тему

“инцест. мама-сын” и могу кое-что сказать на эту тему.

Абсолютное большинство подобных “произведений” – абсолютная ерунда!

Что там происходит? Сын грубо насилует мать, а потом требует, чтобы мать стала его рабыней!

И мать – вот бред-то! – с восторгом и покорностью отдает свое тело не только сыну, но и толпам его друзей и знакомых. Что за чушь?!

Подобный случай – сильнейший стресс и для матери и для сына!

И только благодаря такту, терпению и умы взрослой женщины, мамы, ситуация не превращается в критическую!

Да, мама стала моей первой женщиной, а потом – моей любовницей. Лучшей из любовниц!

У меня были, кроме мамы, девчонки, с которыми дело доходило и до секса.

Благодаря маминым советам и, главное, навыкам , я был опытным мужчиной. Я дарил им любовь, которой меня научила мама.

Мы занимались с мамой сексом только тогда, когда это желание было обоюдным.

В первое время занимались любовью (не хочу употреблять здесь глагол “трахались”) практически ежедневно. Потом – реже. А в последние годы – раз или два раза в год.

Наши отношения мы держали до самого их окончания (которое, увы, неизбежно наступило через 15 лет, когда маме исполнилось 55) в строжайшем секрете.

Родители так и не разошлись.

Отношения между ними наладились.

Мама, по секрету, рассказала мне, как долго добивался отец ее благорасположения…

Я даже ревновал мою Ма к отцу, ведь он тоже наслаждался ее телом!

В общем, жизнь катилась своим чередом.

В положенный срок я окончил школу, с первого раза не поступил в институт, пошел служить в армию.

Возвратившись оттуда, повзрослевший и возмужавший, я встретил умную и красивую девушку, которая вскоре стала моей женой. У нас родилась дочь, потом сын.

В плане секса (благодаря маминым урокам) все замечательно.

Жена досталась мне девочкой и всю азбуку любви мы осваивали с ней вместе.

Такая вот простая, непростая жизнь.